ЖК «Тухляк». Как в Астрахани живут люди, переселенные из ветхого жилья на болото – Юг. МБХ медиа
МБХ медиа. Юг
Сейчас читаете:
ЖК «Тухляк». Как в Астрахани живут люди, переселенные из ветхого жилья на болото

ЖК «Тухляк». Как в Астрахани живут люди, переселенные из ветхого жилья на болото

В 40 км от Астрахани в селе Икряное по федеральной программе переселения посреди болота построили два дома из фанеры и гипсокартона. Вскоре они отсырели и покрылись черной плесенью. Чиновника, который занимался стройкой, арестовали, но его коллеги решили: зачем простаивать домам? И заселили их — все по той же федеральной программе переселения из ветхого жилья. Новоселы уже три года в судах добиваются нового переселения.

Дома вырос гриб

В двух одноэтажных домах № 48 и № 50 на улице Школьной в райцентре Икряное живут 13 семей — они получили новое жилье в рамках региональной программы «Переселение граждан из аварийного жилищного фонда на территории Астраханской области». Но, когда увидели жилые корпуса, не могли поверить, что их переселили в расширенный вариант строительной бытовки.

«Это место называют „тухляк“. Там из-за близости грунтовых вод и глиноземного грунта постоянно стоит вода, грязь непролазная и запах соответствующий. Для временного жилья, сарая на даче, постройки для инвентаря это подходящий вариант. Но не для постоянного проживания», — рассказал бывший житель Икряного Станислав Ивакин.

Гриб, выросший на стене квартиры в доме на улице Школьная в селе Икряное. Фото из личного архива жильцов

В одной из этих гипсокартонных конструкций должны были получить квартиру и родители Станислава. Но их дом, признанный ветхим, выглядел лучше альтернативы от государства. Как и родители Станислава, другие икрянинцы наотрез отказались переселяться в бараки на Школьную. А вскоре им, хоть и не без труда, удалось добиться выплаты неплохих денежных компенсаций.

Тогда чиновники подыскали для одноэтажек других переселенцев — из числа жителей района. «Людям пообещали, что их переселят в таунхаусы, построенные по финской технологии», — вспоминает Ивакин.

«Когда мы переехали, с местными познакомились, они говорят: „Боже мой, куда вас переселили? Мы думали, что здесь конюшню или птицефабрику строят“», — рассказывает жительница дома Динара Раисова.

Тогда же новоселы узнали, что дома из гипсокартона, облицованные профнастилом, не имеют даже фундамента. Радость от переезда исчезла меньше, чем через неделю.

«В первые дни я не понимала, почему у детей майки мокрые все время. Потом говорю мужу: отодвинь мебель от стен. Заглянули туда, а у нас, оказывается, уже под кроватью, на паласе пятно черное. Буквально через пять дней после заселения появилось»", — рассказывает Раисова.

Чёрная плесень на стене квартиры в доме на улице Школьная в селе Икряное. Фото из личного архива жильцов дома

«При строительстве использовались самые дешевые материалы. Когда мы только переехали, старшему сыну на ногу раковина упала. Потом пришел черед ручек, кранов — все ломалось. На счетчике для воды в ванной пломба проржавела и раскрошилась, — перечисляет другая жительница таунхауса Александра Абдрахманова. — Полы у нас постоянно мокрые, стены влажные и зеленые, окна все время текут, и протирать их бесполезно. Оконные откосы все давно рассыпались. В комнатах пахнет гниющими опилками и растут грибы. Я, кстати, застройщику и архитектору показала гриб, который у нас в доме вырос, они только рассмеялись. Они за людей нас не считали. Держали за дураков! Говорили: вы почаще на улицу выходите дышать».

Летом, по словам Гульжанат Габибовой, еще одной заложницы «финских технологий», около домов, несмотря на жару, стоят лужи. В самих квартирах дышать невозможно, если окна закрыты. Но даже если проветривать помещения 24 часа в сутки, поверхности все равно остаются влажными. С округи к домам сносит весь мусор, потому что они построены на полтора метра ниже, чем остальные здания на Школьной. А зимой дом промерзает и все внутри покрывается льдом. Двери в холода открыть невозможно — приходится отогревать их феном.

«Нам говорят: „Почему вы сюда переехали? Глаза были у вас?“ А куда деваться? На прежнем месте жительства дом был так изношен, что я боялась, как бы второй этаж нам на головы не рухнул», — рассказывает Александра Абдрахманова.

«Когда я впервые увидела дом на Школьной, то ужаснулась, хотя меня сложно испугать: в Карабулаке мы жили в старом многоквартирном доме с печным отоплением и удобствами на улице. Попробовала отказаться, но мне пригрозили, что все равно переселят, по суду. Или дадут компенсацию, на которую вообще ничего не купишь. Выхода у меня не было. Семья у нас малоимущая, трое несовершеннолетних детей. Я подумала, что не потяну адвокатов», — объясняет Гульжанат Габибова.

И Гульжанат, и ее соседи по баракам (так в Икряном называют таунхаусы на Школьной) в один голос говорят, что их из одного аварийного жилья переселили в другое, с еще более плохими условиями для проживания. Печки, конечно, нет, но и центрального отопления тоже. Его заменяют конвекторы. По задумке застройщика, обогреватели должны были висеть на стенах, однако жильцы, опасаясь пожара, вскоре поснимали их со стен, поставив на пол. Сгоревшие конвекторы людям приходится менять за свой счет. Еще одно ноу-хау от застройщика — темные комнаты.

«Так как дома эти строились изначально для жителей Икряного, а не для нас, они не совпадали по метражу. Мы жили в Карабулаке на 55 квадратах, а здесь нам выделили 36,6 кв. м. Но площадь старой и новой квартир должна быть равнозначной. Чтобы устранить несоответствие, они разобрали стену в зале и пристроили еще две спальни. Зал у нас остался без уличного освещения. И таких квартир на наш дом — четыре», — говорит Габибова.

Дайте инструкцию

Строительством домов занималось ООО «Атлант», руководил которым Игорь Митячкин. С какими бы жалобами не обращались к Митячкину, у него на все находился остроумный ответ. Вот, например, как Митячкин отвечал на вопросы на встрече с жителями, которые устроили сход:

— Почему у нас стены влажные постоянно?

— Потому что ваши соседи моются в спальне.

— Почему у нас зелень на стенах выступает?

— Потому что клей обойный был зеленого цвета.

Жительница дома на улице Школьная в селе Икряное Александра Абдрахманова показывает зеленые пятна на обоях. Фото из личного архива

В конце концов, Митячкин обвинил в образовании плесени самих жильцов, потому что они вплотную ставят мебель к стенам, не выдерживая дистанцию в 30 сантиметров, вешают слишком длинные занавески, выключают обогреватели, когда уходят из дома.

— Так дайте инструкцию на вашу конструкцию! — теряли терпение люди.

Микроклимат бараков первым ударил по детям.

«У меня ребенок в больницу попал с острым бронхитом. Вылечили антибиотиками, выписали. А через неделю опять госпитализировали, но уже с пневмонией. Врач говорит: как я могу ему опять антибиотики колоть? Он же только полный курс лечения прошел? — вспоминает Гульжанат Габибова. — Знай, что так будет, мы бы не переехали. Я бы хотела, чтобы чиновники со своими семьями пожили бы здесь хотя бы год, посмотрели бы, как их дети одну неделю в школе, а другую — в больнице».

«Педиатр разводит руками при виде нас: ну что я могу поделать? Вам только надо менять среду обитания», — вздыхает Александра Абдрахманова, также воспитывающая троих детей.

С просьбой о помощи икрянцы обращались ко всем, кому только можно — от местных и региональных чиновников до федерального центра. Какое-то действие их жалобы все же возымели: администрация района подала иск к ООО «Атлант» с требованием устранить недоделки. Застройщик запенил щели, поставил дополнительные вытяжки в залах и спальнях, утеплил дом снизу, но лучше от этого не стало.

Однажды Раисовых разбудил, по словам Динары, «оглушительный бабах среди ночи». У них лопнула балка в межкомнатной двери между залом и кухней. Когда стену вскрыли, женщина испытала шок: все балки были покрыты толстым слоем черной плесени.

Первые проверки икрянинского Роспотребнадзора, говорят жильцы, ничего не выявили. «Нам сказали, что освещение в комнате, где нет окон, не соответствует СанПиНу и что дом сырой», — рассказывает Динара Раисова.

«Никогда не забуду слова сотрудницы, занимавшейся нашим домом: минимум через пять, максимум — через десять лет, вы здесь заработаете туберкулез», — добавляет Гульжанат Габибова.

О том, что влажность в помещениях на 60% превышает допустимые параметры, жильцы узнали из заключения строительно-технической экспертизы.

Преступление и наказание

В июле 2019 года Динаре Раисовой удалось побывать на выездном приеме замгенпрокурора Андрея Кикотя, который тот проводил во время своего визита в Астрахань. После этого был задержан бывший глава Икрянинского района Сергей Стемасов. В 2020 году Стемасова признали виновным в злоупотреблении должностными полномочиями и осудили на четыре с половиной года колонии. Гособвинению удалось доказать, что он в рамках программы переселения из аварийного жилья заключил муниципальные контракты о приобретении 13 квартир, впоследствии признанных не соответствующими требованиям безопасности и непригодными для проживания.

Бывший глава Икрянинского района Сергей Стемасов. Фото из личного архива

Получили сроки, правда, условные, замглавы Икрянинского района по ЖКХ и строительству Светлана Леонтьева и заведующий сектором по архитектуре комитета по земельным отношениям, архитектуре и управлению муниципальным имуществом администрации Владимир Васильев. Леонтьеву осудили за то, что она в июле 2017 года подписала подготовленные проекты разрешений на ввод в эксплуатацию многоквартирных домов в селе Икряное, заведомо зная, что квартиры непригодны для проживания. А Васильев ей в этом активно помогал.

Был осужден и застройщик — директор ООО «Атланта» Игорь Митячкин. Время со своего ареста 17 июля 2019 года и до приговора суда, вынесенного 5 марта 2020 года, он провел в СИЗО. Кировский районный суд приговорилМитячкина к выплате 150 тысяч рублей штрафа по ч. 1 ст. 303 УК РФ (Фальсификация доказательств по гражданскому делу) за то, что он подделал акт для получения разрешения на строительство домов в Икряном.

Директор «Атланта» развернул стройку на Школьной еще летом 2016 года, сразу, как получил землю в аренду. В сентябре того же года он обратился за разрешением в администрацию Икрянинского района, но чиновники, видя, что на арендованном участке уже вовсю кипит работа, отказали ему. Районная прокуратура также обратила внимание на самовольную застройку и вынесла Митячкину представление об устранении нарушений градостроительного законодательства. Застройщик ничего устранять не стал. В феврале 2017 года Митячкин фальсифицировал акт, в котором почти уже готовый дом на Школьной выдал за сборно-разборный макет. Поддельный документ он предъявил в Арбитражном суде, и благодаря этому успешно обжаловал отказ администрации.

«Боюсь, что про нас забудут»

От того, что Стемасов сел, а Митячкин оштрафован, жителям бараков легче не стало. Осенью 2019 года к решению проблемы подключилось Министерство строительства и ЖКХ Астраханской области. И даже признало жилые помещения в бараках на Школьной непригодными для проживания (документ есть в распоряжении редакции). Но ошиблось с формулировкой. Из-за того, что непригодными были признаны не сами дома, а лишь помещения, расселять людей сейчас отказываются. И им приходится судиться с администрацией Икрянинского района за право переехать в нормальные квартиры или получить адекватные компенсации. Если у собственников квартир — а таких семей в Икряном всего 5 из 13 — есть хоть призрачный, но все же шанс добиться расторжения договора мены, то живущие в бараках на условиях социального найма потеряли всякую надежду.

Жительница новостройки на улице Школьная в селе Икряное Динара Раисова. Фото из личного архива

«Говорят, что с нами разберутся потом, как решат все с собственниками. А когда это потом? Сколько мы уже прошли, и сколько еще идти? Говорят они одно, а делают другое. Боюсь, что засунут нас с детьми в какую-нибудь конуру или немного подшаманят дом, скажут, что и так пойдет, и забудут про наше существование. А эти условия — мина замедленного действия для нашего здоровья», — переживает Александра Абдрахманова.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: