«Я остаюсь в заложниках». Активистку Анастасию Шевченко приговорили к четырем годам условно – Юг. МБХ медиа
МБХ медиа. Юг
Сейчас читаете:
«Я остаюсь в заложниках». Активистку Анастасию Шевченко приговорили к четырем годам условно

«Я остаюсь в заложниках». Активистку Анастасию Шевченко приговорили к четырем годам условно

Суд в Ростове-на-Дону приговорил активистку Анастасию Шевченко к четырем годам условно и четырем годам испытательного срока по обвинению в «сотрудничестве с нежелательной организацией». Расследование длилось два года. «Юг. МБХ медиа» побывало на заседании, где было оглашено решение.

Пускают не всех

Оглашение приговора назначили на 10:30, но люди стали собираться у здания Октябрьского районного суда еще за час до начала заседания. Несколько кварталов на проспекте Ленина, где располагается суд, были наводнены сотрудниками полиции, от оперативников Центра «Э» в штатском до патрульных и кинологов. Вход в здание перегородили пять приставов. Они пускали только журналистов, и только по спискам. Раз в пять минут из здания выходил человек и называл по два СМИ. Первыми вызвали корреспондентов Associated Press, BBC и Der Spiegel. За ними проследовала группа канала НТВ. Остальным пришлось долго ждать снаружи.

«Телеканал МАШ! Телеканал МАШ, есть здесь корреспондент?!», — кричал пристав. Никто не откликался. «И газета „Насть“», — пошутил кто-то из журналистов, толпящихся у ворот суда. Без очереди удалось проскочить только Ксении Собчак и ее съемочной группе — она, видимо, приехала еще и поддержать бывшую начальницу своего ростовского штаба (Шевченко возглавляла предвыборный штаб Собчак на президентских выборах 2018 года — «МБХ медиа»).

К началу заседания к суду приехало еще примерно полсотни человек. Они ждали появления Шевченко. «Граждане, отойдите с проезжей части, не мешайте машинам и не нарушайте закон», — кричал в мегафон полицейский. Ему оппонировала московский муниципальный депутат Юлия Галямина, приехавшая поддержать Шевченко — пыталась убедить полицейских, что место, на котором стоят люди, проезжей частью не является. Полиция была непреклонна.

«Я приехала, потому что Анастасию совершенно несправедливо судят, и грозят дать ей пять лет. Я очень надеюсь, что этого не случится, и что Анастасия окажется на свободе», — рассказала Галямина «МБХ медиа».

Приехал в Ростов-на-Дону и экс-фигурант «московского дела» Самариддин Раджабов. По его словам, он просто не мог сидеть дома после «издевательств над Анастасией».

«Мусора два года назад ее закрыли в СИЗО, из-за чего умер ее ребенок, перевели ее под домашний арест, ставили [дома] камеры видеонаблюдения. Судят ее просто за политические взгляды. Приехал поддержать ее. Я хочу, чтобы дети росли с мамой», — рассказал он «МБХ медиа».

Перед зданием суда, где слушается дело Анастасии Шевченко. Фото: Глеб Голод / «МБХ медиа»

Тихий суд

Ближе к половине одиннадцатого прибыли дети и мама Анастасии, а сразу за ними и она сама. «Настя, мы с тобой!», «Настя, держись! Все будет хорошо», — закричали ей из толпы. Среди приехавших из других городов были и представители «Открытой России» Анастасия Буракова и Александр Соловьев, и осужденная по аналогичному делу в Краснодаре Яна Антонова, и представитель правозащитной организации Amnesty International Александр Артемьев, и даже шеф-редактор RT Мария Баронова.

Но при этом в зал суда допустили только иностранных корреспондентов, Татьяну Фельгенгауэр и Александра Плющева с «Эха Москвы» и телевидение. Пустили и Сергея Рулева, заявление которого легло в основу обвинения Шевченко.

Напомним, уголовное дело против активистки в целом строилось на двух заявлениях: Сергея Рулева и местного НОДовца Алексея Шильченко. Шевченко вменяли участие в дебатах с представителем «Единой России», семинаре для наблюдателей на выборах и согласованной протестной акции «#надоел». Именно за эти три мероприятия на нее возбудили три административных дела, которые в итоге превратились в нынешнее уголовное. Именно в них правоохранители увидели участие Шевченко в нежелательной на территории России британской организации Open Russia Civic Movement, угрозу госбезопасности и повод держать мать двоих детей под домашним арестом в течение двух лет. Защита, в свою очередь, настаивала, что британской организации Open Russia Civic Movement, о которой говорится в обвинительном заключении, в принципе не существует. И Шевченко, и ее адвокаты на суде утверждали, что общественное сетевое движение «Открытая Россия», — это исключительно российская организация, в которой состояли только граждане РФ. Это подтверждалось и открытыми реестрами британских организаций. Ни в одном из них не было упомянуто ни одно из движений, объяснил «МБХ медиа» адвокат Шевченко Сергей Ковалевич.

Анастасия Шевченко в зале суда. Фото: Глеб Голод / «МБХ медиа»

Прокурор Пушнов, запросивший для Анастасии 5 лет реального срока, не явился. Зато пришли представительницы прокуратуры, — Кристина Кузьмичева и Дина Даниелян, — представлявшие обвинение с самого начала рассмотрения дела по существу.

Первый час оглашения не было слышно практически ничего. Спасал ситуацию адвокат Шевченко Сергей Бадамшин — он сидел ближе всех к судье Кристине Захаркиной и лаконично транслировал происходящее в свой телеграм-канал. В первой части прокурор огласила показания свидетелей обвинения, а затем объявила перерыв до 12:30.

К этому времени людей на улице стало заметно больше, несмотря на то, что к полудню температура в Ростове держалась на отметке минус 7 градусов. Приехала и мать фигуранта «Ростовского дела» Яна Сидорова Надежда.

«Я думаю, что это наверное самое жуткое дело на данный момент. В России судят женщину, воспитывающую двух детей в одиночку, которая не совершала никаких насильственных преступлений, может сесть на 5 лет. Такие сроки запрашиваются за тяжкие телесные [повреждения], например. А человек просто участвовал в дебатах перед выборами, какой-то общественной жизни города. Это дело ставит крест на демократии как таковой. Я очень надеюсь, что приговор не будет реальным», — сказала Надежда Сидорова «МБХ медиа».

Активист Борис Папаян перед зданием суда, где слушается дело Анастасии Шевченко. Фото: Глеб Голод / «МБХ медиа»

Победа?

Во время перерыва приставы вызвали техников. Тем удалось наладить звук в зале с трансляцией, и стало слышно чуть лучше. Всю вторую часть заседания судья Захаркина оглашала письменные доказательства по делу: результаты экспертиз, протоколы, документы из Минюста и Генпрокуратуры, выписки с банковских счетов членов «Открытой России», административные дела Шевченко…

После 15.00 снова объявили технический перерыв, во время которого Шевченко с интересом читала материал о себе в свежей «Новой газете». На обложке номера красовался ее портрет с заголовком «Нежелательная». Толпа на улице не расходилась; заметно прибавилось сотрудников центра «Э», а к зданию подвезли много металлических ограждений — которые, кстати, так и остались лежать кучей после окончания заседания.

Среди ожидающих был и недавно прославившийся Александр Рябчук — учитель года, уволенный из школы за стримы с последних протестных акций Навального. Он недавно вышел из спецприемника, где отбывал пять суток ареста.

«Когда человек оказывается один на один с репрессивной машиной, ему важно чувствовать поддержку других людей. Поэтому я здесь. А то, что происходит с Анастасией Шевченко — пример вопиющей несправедливости», — сказал Александр «Юг. МБХ медиа».

В финальной, третьей части заседания суд огласил доказательства защиты, оценил квалификацию вменяемых Шевченко деяний как угрозу конституционному строю и безопасности государства, после чего перешел к смягчающим обстоятельствам. Затем объявляют приговор — четыре года условного срока и четыре года срока испытательного. Как объяснил «МБХ медиа» адвокат Сергей Ковалевич, оба срока будут идти параллельно. Меру пресечения изменили с домашнего ареста на подписку о невыезде до вступления приговора в законную силу.

Анастасия Шевченко с сыном на выходе из суда. Фото: Глеб Голод / «МБХ медиа»

«И сниму браслет»

На выходе из суда Шевченко ждали около сотни человек. В толпе виднелись несколько букетов роз. Первой вышла мама Анастасии Тамара Грязнова. «Я чувствую себя хорошо. Это слезы радости. Для меня важно было услышать „условно“, а про четыре года я ничего не слышала», — сказала она журналистам.

За ней вышла сама Анастасия с детьми и адвокатами Бадамшиным и Ковалевичем. Толпа встретила Настю бурными овациями и аплодисментами.

«Большое спасибо за то, что пришли. Я вашу радость большую не разделяю. Я все равно остаюсь в заложниках, и это надолго. Мы еще не видели сам приговор, поэтому не знаю, будем ли обжаловать, нужно сначала все прочитать. А сейчас пойдем праздновать куда-нибудь», — сказала Шевченко собравшимся.

— Сергей, вы считаете это победой? — спросил кто-то из журналистов адвоката Сергея Бадамшина.

— Самое главное из сегодняшнего — это то, что Настя поедет сегодня домой к детям и отдаст этот ФСИНовский айфон, с которым она ходит, — ответил адвокат.

— И снимут браслет, — добавила Шевченко.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: