«Уважаемая, когда камни в нас летели с вашей стороны, ты где была?». Как проходил митинг во Владикавказе и чего на самом деле добиваются активисты – Юг. МБХ медиа
МБХ медиа. Юг
Сейчас читаете:
«Уважаемая, когда камни в нас летели с вашей стороны, ты где была?». Как проходил митинг во Владикавказе и чего на самом деле добиваются активисты

«Уважаемая, когда камни в нас летели с вашей стороны, ты где была?». Как проходил митинг во Владикавказе и чего на самом деле добиваются активисты

Северная Осетия не привыкла к акциям протеста — последним был стихийный народный сход в 2018 году после пожара на заводе цветной металлургии «Электроцинк», вредные выбросы которого терроризировали население долгие годы. До этого с митингами республика сталкивалась после крупных терактов: захвата заложников школы в Беслане в 2004 году и пятого по счету взрыва на территории Центрального рынка во Владикавказе в 2010 году. Поверить, что люди все-таки соберутся на народный сход 20 апреля, было сложно.

«Все! П**да им!»

Еще в начале апреля практически каждый владелец смартфона в республике услышал аудио с призывом певца Вадима Чельдиева собраться 20 апреля в центре Владикавказа. «Брательники, на 20-е число, в 12 часов, центр города! Всех собираем! Правительство на***! „Стыр Ныхас“ на***! Все! П**да им!». Идея выйти на «народный сход» появилась после объявления в Северной Осетии «режима самоизоляции» 28 марта. К тому моменту в регионе было известно всего о 4 случаях зараженных новым коронавирусом, население не верило в существование пандемии, повлекшей такие радикальные меры со стороны властей, изменившие привычный образ жизни жителей Осетии. На своих страницах в соцсетях и Telegram-аккаунте Чельдиев публиковал видеоролики и материалы, связанные с отрицанием существования COVID-19, «разоблачающие теории заговора» или воспевающие культуру и идеологию СССР. Именно за это певец был задержан 17 апреля в Санкт-Петербурге, где он находился. На активиста завели дело по части 9 статьи 13.15 КоАП «злоупотребление свободой массовой информации».

За гражданской деятельностью воспитанника Валерия Гергиева, оперного певца Вадима Чельдиева из Санкт-Петербурга, следила вся Осетия. Некогда далекий от мира политики Вадим начал заниматься благотворительностью, организовав движение помощи малоимущим «Ирон Зиу». Изначально участники движения собирали деньги для покупки музыкальных инструментов детям из семей с тяжелым материальным положением, а потом и вовсе оказывали материальную помощь всем нуждающимся. Своей общественной деятельностью Чельдиев снискал любовь и уважение у жителей Осетии. Люди поверили в него как в гражданского лидера после успешной акции протеста против старого республиканского монстра «Электроцинка».

Сотрудники в штатском и первые задержания

Несанкционированный митинг был назначен в группе сторонников Вадима Чельдиева на 11:30 дня 20 апреля в центре Владикавказа на площади Штыба. Уже утром того дня в чате организаторов появилась информация, что движение в центре города ограничено, а площадь перекрыта. После этого было принято решение собраться у памятника Иссе Плиеву.

Осетины — не самый пунктуальный народ: только к 12 часам дня люди скапливаются с обеих сторон проезжей части улицы Генерала Плиева, ДПС приходится ограничить движение в сторону проспекта Мира. Сотрудники в гражданском и в темных защитных масках настойчиво просят не снимать происходящее на телефон, что не останавливает людей. Участники акции не могут договориться между собой о последовательности действий и перемещении протестующих в одно место для начала схода. К месту скопления людей стягиваются машины с росгвардейцами. «Не надо тут снимать!», — полицейские становятся резче. Запрещают вести съемку даже журналистам, несмотря на предъявление документов.

От участников схода требуют удалить отснятое, либо угрожают отобрать телефоны:

— Снимать сотрудников при исполнении запрещено!
— Это же общественное место, я имею право на съемку!
— Вы снимаете лица сотрудников при исполнении! Это запрещено!

Громкий мужчина в штатском указывает сотрудникам полиции на ведущих съемку, начинаются первые задержания. Из активистов схода первой уводят в отдел «на досмотр» известную в Осетии общественнницу Индиру Габолаеву с фотоаппаратом в руках.

Незадолго до официального начала схода в группе Чельдиева появилась информация о задержании главного активиста и организатора акции Рамиса Чиркинова. Участники чата сообщают о машинах с ОМОНом в разных местах города, что неудивительно, ведь о сходе власти региона были осведомлены более чем за две недели.

Через час с начала сбора людей улица полностью перекрыта, периодически продолжают подходить разные сотрудники и полицейские с одними и теми же фразами: «Можете не снимать тут?», «Уберите камеру!». Голос из громкоговорителя напоминает о тяжелой эпидемиологической обстановке, наличии «режима повышенной готовности» в республике и просит покинуть территорию и всем отправиться по домам. Участники протеста (среди которых большинство COVID-диссиденты) встречают эти обращения аплодисментами и свистом. К 12:30 на углу улиц Плиева и Коцоева собирается более 500 человек. Невозможно понять, кто из них действительно протестующие, а кто — обычные владикавказские зеваки.

К 12:47 к месту подгоняют большой пустой автобус. По версии силовиков, протестующие «оказывают активное сопротивление», правоохранители сообщают о планируемых задержаниях. Протестующие решают сместиться в сторону площади Штыба, а далее и Свободы, которые совсем недавно были оцеплены.

По уходящей толпе становится понятно, что количество участников уже близится к тысяче. Среди идущих в сторону Дома правительства, участники митинга узнают мужчину в в ярко-синем костюме — главу МВД республики Михаила Скокова.

Фото: Агунда Ватаева / «Юг. МБХ медиа»

Битаров — в отставку, Чельдиеву — свободу

К 13:00 большая часть митингующих уже пришла на площадь Свободы. Шеренга полицейских перекрывает проход тем, кто не успел пройти. Выставляются металлические ограждения. Собравшиеся требуют выхода главы республики и скандируют: «Битаров!». «Свободу Чельдиеву!», — периодически выкрикивают протестующие в ожидании главы.

Уже в 13:06 из Дома правительства выходит Вячеслав Битаров с членами правительства и представителями городской власти, а также своим пресс-секретарем Фатимой Сабановой в белом пальто. Только появившемуся главе участники схода почти в лицо начинают скандировать «В отставку!». Активисты пытаются договориться между собой о требованиях, чтобы предъявить их Битарову. Кто-то считает выхода на свободу их лидера Вадима Чельдиева первостепенной задачей, другие говорят о сложившейся экономической ситуации в республике, вызванной вынужденным режимом «самоизоляции», и об «угнетении народа властью».

Вячеслав Битаров пытается наладить диалог с протестующими: «Эту болезнь не я придумал. И лечение только одно — сидеть дома. Во многих странах так сделали». На что один из участников акции выкрикивает: «Во многих странах деньги людям дают». Участников схода не устраивает речь главы, практически каждая фраза отзывается громким гулом толпы.

На улице становится жарко в прямом смысле этого слова — температура воздуха во Владикавказе +20. В 13:37 женщине в толпе становится плохо. На территории вокруг места митинга ни одной машины «Скорой помощи», ни одной дежурной команды медиков. «Врачи тут есть? Кто-нибудь вызовите „скорую“!»", — раздаются крики. Пострадавшую обмахивают платками и протирают ей лицо водой. Люди переживают, что у женщины инсульт — она не может поднять руку, кто-то по телефону пытается дозвониться в «скорую».

Битаров по-прежнему на площади, пытается говорить с участниками схода, но это у него выходит плохо. «Микрофон! Микрофон!», — скандирует площадь. Без громкоговорителя людям непонятно, о чем говорит Битаров с активистами митинга. Более того, значительная часть протестующих в принципе не проявляет интереса к общению с главой. В 13:43 на площадь Свободы прорвалась часть группы, ранее сдерживаемая полицией со стороны улицы Горького. Начинаются споры с силовиками, стоящими с другой стороны площади. Участники митинга требуют пропустить на площадь всех желающих.

«Работайте с жителями республики, говорите с ними!», «Не использовать спецсредства!» — глава МВД Северной Осетии Михаил Скоков продолжает руководить действиями силовиков по всей территории, занятой протестующими. Вся площадь Свободы оцеплена полицейскими. К 13:55 возле Дома правительства насчитывается более 2 000 человек.

Протестующие начинают накрывать брезентом установленные ранее на площади каркасы палаток. Они были тут давно и использовались для укрытия плит от солнца или влаги — на площади уже несколько месяцев идут строительные работы. Вероятно, еще утром здесь были строители — на некоторых участках можно заметить свежеуложенную плитку. Под навесами от палящего солнца укрываются все желающие, в основном женщины в возрасте.

В 13:59 с площади медики наконец увозят на каталке женщину, которой стало плохо. В это же время перед Домом правительства выстроилось несколько рядов силовиков в зеленой форме, шлемах, бронежилетах и с щитами, всего около 150 человек.

«Никого сегодня задерживать не будут!», — передает якобы слова Битарова один из активистов схода. Люди в ответ поднимают гул, проявляя свое недоверие. По толпе расходится другая информация: глава республики пообещал, что всех задержанных сегодня отпустят. Тем временем сотрудники Росгвардии перекрывают проходы уже на самой площади.

Фото: Агунда Ватаева / «Юг. МБХ медиа»

Убрать людей с площади

В 14:33 Вячеслав Битаров с остальными представителями власти под лозунги толпы «В отставку!» покидает площадь и возвращается в Дом правительства. Михаил Скоков просит у протестующих сохранять спокойствие и соблюдать порядок, сообщая, что к главе республики на переговоры отправилась инициативная группа из активистов протестной акции. После этого глава МВД потребовал у правоохранителей «убрать людей» с площади. Их начали вытеснять к Дворцу Правосудия, находящемуся напротив Дома правительства. На площади появился депутат Госдумы и известный бывший спортсмен Артур Таймазов.

В 14:50 слышно громкие возгласы «Молодцы!» и аплодисменты из толпы. Так протестующие провожают группу ОМОНа, возвращающуюся с края площади к Дому правительства. «Ваши родители будут вами гордится!», — кричит омоновцам женщина. Другая поясняет, что полицейские отказались «идти против своих». Митингующие неправильно расценили процесс дислокации силовиками и выдали желаемое за действительное — Рамис Чиркинов и Вадим Чельдиев не раз вспоминали в дискуссиях чата о правоохранителях, перешедших на сторону протестующих.

Омоновцев продолжают рассредоточивать по периметру площади, перед Домом правительства стоит тот самый большой белый автобус, пригнанный с Плиева. Часто чувствуется запах алкоголя, на площади много нетрезвых мужчин. Можно заметить подозрительных людей, скрывающих лица отнюдь не медицинскими масками.

В Дом правительства пропустили членов инициативной группы, которая будет вести переговоры с главой и другими представителями власти. В сети появляется первая информация о том, что протестующие бросали в ОМОН камни, после чего якобы начался разгон. На самом деле в этот момент силовики только начали оттеснять людей с площади, а затем отошли к Дому правительства.

В 16:03 стало известно о некоторых договоренностях с властями: активист, который вел переговоры от лица инициативной группы, выступил перед людьми. Он рассказал, что правительство предложило создать районные рабочие группы, которые будут формировать списки нуждающихся и разносить им продуктовые наборы. Люди недовольны: «Мы вышли на площадь не за их гречку и макароны!». Митингующие начинают формировать новую инициативную группу для переговоров с первыми лицами республики.

Над площадью кружит пара военных вертолетов, все ниже и ниже с каждым новым кругом. К 17:08 люди начинают расходиться с площади Свободы. Более половины от числа всех участников акции все же остается, чтобы дождаться выхода второй инициативной группы и услышать результаты переговоров с правительством. Некоторые протестующие готовы стоять на площади и несколько суток, чтобы добиться освобождения Вадима Чельдиева.

Фото: Агунда Ватаева / «Юг. МБХ медиа»

Первые столкновения

Силовики оцепляют толпу по краям и продолжают оттеснять людей от Дома правительства, тем самым сужая территорию. Начинаются стычки с ОМОНом, пока только в виде словесных перепалок — полицейские терпеливо пытаются вести диалог с протестующими. Один из омоновцев не выдерживает и переходит на крик, адресуя фразу одной из скандалящих женщин: «Уважаемая, когда камни в нас летели с вашей стороны, ты где была? В сотрудника голову незащищенную! Где ты была?»

К 17:30 на площади происходят первые потасовки — в сторону ОМОНа из толпы летят пластмассовые ведра и доски, которые лежали на строительной площадке. На площади в разных местах выгружены кучи строительного песка и щебня. Начинаются жесткие задержания протестующих, периодически происходит «толкучка» с силовиками, ОМОН пускает в ход дубинки. Людей вместе с Артуром Таймазовым, все это время пытающимся вести диалог с активистами в толпе, вытесняют в сторону площади Штыба. Участников митинга выхватывают люди в гражданской одежде и передают сотрудникам полиции для дальнейшего задержания. Протестующие забрасывают ОМОН камнями, в то время как площадь Свободы полностью зачищена от участников схода.

Оставшихся за стеной ОМОНа людей на территории, прилегающей к площади, единицы. Полицейские настоятельно просят всех, в том числе и журналистов, покинуть это место, якобы из-за соображений безопасности.

К 20 часам акция протеста во Владикавказе считается завершенной. Известно о более чем 60 задержанных. Среди сотрудников полиции и находившихся людей на площади есть пострадавшие. Большинство из них получили травмы от летящих в них камней и других предметов.

Протест уходит в онлайн

Во Владикавказе третий день дождливо и прохладно. Город патрулируют унылые сотрудники ППС, укрывшись от редких капель дождя под капюшонами полицейских плащей. На улицах тихо, как будто два дня назад ничего и не случилось. Только частые уведомления из чата «Vadim Che» напоминают о произошедшем на площади — активисты и просто небезразличные к их судьбам люди ищут хоть какую-либо информацию о задержанных. Кроме этого, в группе продолжается организация гуманитарной помощи всем нуждающимся. Периодически в чате спрашивают, когда «новый сбор», на что получают эмоциональные ответы, что нужно дождаться освобождения всех задержанных 20 апреля и самого Вадима.

Но все же борьба не прекращается. Участники группы пытаются отстаивать свою позицию — теперь только виртуально. Например, оставляя негативные комментарии в Instagram-аккаунте Вячеслава Битарова, который 22 апреля, аккурат после запуска неудачного флешмоба #заБитарова, закрыли. Или обращаясь с гневными посланиями, угрозами и жалобами в аккаунтах соцсетей журналистки Элины Сугаровой, сказавшей на стриме у Соловьева, что участникам протеста могли платить деньги.

На кухнях «самоизолированных», в продуктовых магазинах, в чатах мессенджеров, в комментариях в соцсетях третий день обсуждают одни и те же проблемы и вопросы. Даже дамы на маникюре в открытых с 19 апреля Битаровым салонах красоты спорят о том же, что и водители маршрутных такси на перекуре — митинге, его причинах и последствиях. Кажется, людям действительно стало важно разобраться с поправками в Конституцию, с порядком задержания и доставки людей в отдел полиции, узнать, что же все-таки значит «самоизоляция» и «цифровая безопасность». Похоже, что мы наблюдаем зарождение гражданского общества в маленькой Осетии.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: