«Папа пока не может найти тех, кто вас убил». Из-за чего расстреляли пастухов из дагестанского села Гоор-Хиндах – Юг. МБХ медиа
МБХ медиа. Юг
Сейчас читаете:
«Папа пока не может найти тех, кто вас убил». Из-за чего расстреляли пастухов из дагестанского села Гоор-Хиндах

«Папа пока не может найти тех, кто вас убил». Из-за чего расстреляли пастухов из дагестанского села Гоор-Хиндах

На протяжении четырех с половиной лет в Махачкале проходят пикеты с требованиями провести качественное расследование уголовного дела об убийстве пастухов Гасангусейна и Наби Гасангусейновых из дагестанского села Гоор-Хиндах, застреленных в 2016 году сотрудниками неустановленного силового ведомства. Пока в этом деле все еще не появилось обвиняемых, и юристы «Комитета против пыток» пытаются привлечь к ответственности Ибрагима Алиева, бывшего и.о. начальника отдела полиции по Шамильскому району. В день убийства пастухов он написал в рапорте, что братья Гасангусейновы «были убиты ответным огнем». Позже было установлено, что информация в документе недостоверна, но полицейский не понес никакой ответственности. Юристы считают, что проверка информации Алиева, которую тот изложил в своем рапорте, позволит узнать, кто на самом деле открыл огонь по Гасангусейновым.

Тяжким камнем на сердце

Четыре с половиной года житель небольшого села Гоор-Хиндах Муртазаали Гасангусейнов выходит на улицы Махачкалы с одиночными пикетами. В его руках плакат с фотографиями своих сыновей — 18-летнего Гасангусейна и 17-летнего Наби — пастухов, убитых неустановленным до сих пор силовым ведомством в августе 2016 года неподалеку от Гоор-Хиндаха. Четыре с половиной года Муртазаали требует провести расследование дела об убийстве своих сыновей и призвать к ответу виновников.

Отец братьев Гасангусейновых Муртазаали на одиночном пикете. Кадр из видео «Кавказский Узел» / Youtube

Гасангусейнов стоит в одиночном пикете до тех пор, пока совсем не устанет. Неравнодушные люди приносят ему воду, чай и кофе. Мужчина рассчитывает, что местные власти все-таки обратят на него внимание и окажут ему помощь в установлении тех, кто убил его сыновей. Несколько лет назад Муртазаали, будучи в Махачкале, увидел кортеж тогдашнего главы Дагестана Владимира Васильева. Мужчина чуть ли не бросился под колеса машин, пытаясь добиться аудиенции с ним, но попасть на прием так и не удалось. С тех пор всякий раз, когда в Махачкалу прилетали высокопоставленные чиновники из Москвы, Гасангусейнова задерживали и отправляли в полицейский участок.

Уже четыре с половиной года Муртазаали, возвращаясь после каждого пикета в родное село Гоор-Хиндах по тропинке мимо пастбищ, каждый раз подходит к камню с мемориальной табличкой, установленному на месте убийства сыновей.

«Родные мои, папа пока не может найти тех, кто лишил вас жизни. Папа делает, что может», — говорит камню отец Наби и Гасангусейна.

Недавно он снова был у камня и рассказал убитым детям, что нынешний глава Дагестана Сергей Меликов его принял, выслушал и пообещал сделать все от него зависящее в установлении людей, причастных к убийству.

Последний разговор

23 августа 2016 года Муртазаали Гасангусейнов уехал в Нальчик на рынок «Дубки», где обычно развозил товары на тачке. Его сыновья, 18-летний Гасангусейн и 17-летний Наби, в тот день пасли скот в нескольких километрах от дома.

Вечером того же дня Наби позвонил своему отцу и рассказал, что к ним на пастбище приходил участковый полиции Шамиль Гамзатов. По словам Наби, полицейского интересовало, в котором часу пастухи планируют возвращаться домой. Братья ответили, что ближе к вечеру. Угостили полицейского чаем и дали ему номера своих телефонов.

— Мы уже устали, целый день тут работаем. Собираемся быстро сходить домой за едой, — сказал Наби своему отцу.

— Ну пусть один из вас сходит, а другой остается на пастбище, — посоветовал Муртазаали.

— Да нет, давай, мы лучше вместе сходим. Это быстро.

— Ну хорошо.

Это был последний раз, когда отец слышал голос своих сыновей.

Трупы с автоматами на спинах

24 августа 2016 года, в 6 утра житель села Гоор-Хиндах, двоюродный дядя братьев чабан Исрапил Магомедов пошел на летнее пастбище овец. По пути около речки он встретил плачущую мать пастухов Гасангусейновых, Патимат Алиеву. Она рассказала, что накануне вечером ее сыновья обещали прийти домой за едой, но так и не пришли.

— А еще моя знакомая Марьям Магомедова слышала ночью какие-то выстрелы, — добавила Патимат. — Я не знаю, что уж и думать. Можешь найти мальчиков?

Двоюродный дядя братьев Гасангусейновых Исрапил Магомедов на месте их убийства. Кадр из видео «Крылья нации» / Youtube

Тогда Исрапил пошел по тропинке к развалинам старого села. Спустя пару километров увидел на тропинке большое пятно крови, слегка присыпанное землей. Ниже по склону он также обратил внимание на осколки разбитого фонаря. Затем Исрапил спустился на несколько метров и увидел перед кустом барбариса два тела, лежавших лицом вниз — рядом, параллельно друг другу, головами к тропе. Тогда чабан приподнял один из трупов, держа за куртку, чтобы разглядеть лицо, но опознать погибшего не смог — голова лежащего была вся в крови. Затем Исрапил приподнял другое мертвое тело и узнал Гасангусейна, старшего сына Алиевой. Тогда пастух понял, что перед ним мертвые братья Гасангусейновы.

На спинах у братьев были надетые через голову автоматы Калашникова, а на Наби была еще и армейская сумка. Позже Исрапил Магомедов рассказал юристам «Комитета против пыток», что раньше никогда не видел автоматов у братьев, да и стрелять пастухи совсем не умели.

Затем Исрапил обратил внимание на одну деталь, которая сильно его удивила: на погибших были утепленные куртки, в которых раньше он на братьях никогда не видел. На Наби была старая коричневая осенняя на молнии с капюшоном, на Гасангусене была темно-синяя короткая. Рядом с телами были обнаружены старые зимние берцы. При этом летние тапочки, которые обычно носили пастухи на работе, лежали в сторонке.

Сначала Исрапил позвонил дяде погибших, и попросил его подойти к месту происшествия настолько быстро, насколько возможно. Через несколько минут со стороны ущелья на дороге появились военный «Урал», БТР и несколько легковых машин. Из них вышли больше 10 человек с автоматами наперевес. Как оказалось, это были сотрудники отдела полиции по Шамильскому району вместе с участковым Шамилем Гамзатовым.

«У меня возникло подозрение, что полицейские заранее знали место убийства и местонахождение трупов братьев Гасангусеновых. Я первым обнаружил тела братьев, и сообщил [о том, где находятся тела] только их дяде, Магомеду, а больше никому об этом не сообщал. Но полицейские появились сразу вслед за мной, как будто знали, где убили братьев», — пояснил позже «Комитету против пыток» Магомедов.

Штурм полицейского участка

Исрапил спросил полицейских, зачем они приехали и кто убил братьев. Силовики ответили, что не знают. В полдень пришел следователь, и начался сбор пуль и гильз с места происшествия.

После проведения следственных действий полицейские решили забрать тела пастухов в райцентр на судмедэкспертизу. Сельчане стали возмущаться. Исрапил Магомедов обратился к полицейским с просьбой отдать им тела, чтобы жители могли достойно похоронить погибших. Только после того, как следователь дал слово, что тела вернут семьям, жители успокоились и вместе с полицейскими на носилках отнесли тела братьев к отделу полиции в селе Хебда.

Позже выяснилось, что силовики решили вывезти тела Гасангусейновых в Махачкалу. Узнав об этом, жители села Гоор-Хиндах перекрыли дорогу в сторону столицы Дагестана своими машинами. Они решили, что если тела пастухов увезут в столицу региона, то потом не выдаст их родственникам для захоронения. Несколько десятков женщин решились на отчаянный шаг: они пешком дошли до полицейского участка в Хебде и стали расшатывать ворота, чтобы попасть внутрь. Когда этой преграды не стало, женщины отыскали на территории участка гараж, в котором стоял УАЗ-«буханка». Заглянув в задние окна машины, люди увидели внутри тела убитых пастухов. Женщины достали трупы, погрузили на носилки и понесли с территории полицейского участка.

Полицейские, встретившись с таким натиском, не стали сопротивляться — по крайней мере, большинство из них. Однако были и те, кто стал бить дубинками женщин по рукам, чтобы те бросили носилки, однако люди продолжали нести тела в сторону Гоор-Хиндаха. Послышалась автоматная очередь — кто-то из силовиков выстрелил в воздух, — но это никого не испугало.

После этого погибших пастухов отнесли в мечеть в Гоор-Хиндахе, где тела братьев осмотрел хирург Умарасхаб Магдиев. Затем Муртазаали Гасангусейнов попрощался со своими сыновьями, и жители села похоронили погибших.

«Моих сыновей попытались сделать боевиками»

В тот же день, 23 августа 2016 года ио начальника полиции по Шамильскому району Ибрагим Алиев представил сводку в дежурную часть МВД по Дагестану. В документе (копия есть в распоряжении редакции) указано, что «23 августа 2016 года сотрудниками СОГ-5 УФСБ РФ по РД, ЦПЭ МВД по РД, совместно с сотрудниками ОМВД по Шамильскому району в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий и реализации оперативной информации на территории с. Гоор-Хиндах, неустановленные лица из оружия неустановленного образца открыли огонь в сторону сотрудников правоохранительных органов».

В сводке указано, что ответным огнем были убиты двое: Наби Гасангусейнов 1999 года рождения и Гасангусейн Гасангусейнов 1997 года рождения. Из документа следует, что с места происшествия изъято два автомата Калашникова.

«Именно после этого рапорта моих сыновей попытались сделать боевиками. Какие еще автоматы? Сыновья их видели только в кино по телевизору», — рассказал «МБХ медиа» Муртазаали Гасангусейнов.

Могила братьев Гасангусейновых. Кадр из видео: «Крылья нации» / Youtube

Позднее в отношении убитых братьев СК возбудил уголовные дела по статьям о незаконном хранении огнестрельного оружия и о посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов. По словам Муртазаали Гасангусейнова, его сыновьям хотели вменить причастность к поджогу школы в селе Телетль, убийство местного судьи Убайдуллы Магомедова и подрыв телефонной вышки в Хебде. Спустя несколько месяцев следователи выяснили, что на самом деле эти преступления совершила террористическая группировка из села Телетль, которое находится в нескольких десятках километров от села Гоор-Хиндаха (прямой дороги между этими населенными пунктами нет). В декабре 2016 года «Интерфакс» сообщил, что двоих боевиков, причастных к поджогу школы в селе Телетль, убили во время спецоперации.

При этом в ФСБ сообщили, что 23 августа 2016 года (когда были застрелены братья) их ведомство не проводило никаких мероприятий в окрестностях села Гоор-Хиндах Шамильского района Дагестана (копия документа есть в редакции).

В 2017 году уголовные дела против Гасангусейновых были прекращены в связи с отсутствием события преступления. Юрист «Комитета против пыток» Абубакар Янгулбаев рассказал «МБХ медиа», что тогда следователи не смогли установить, на кого именно из силовиков было совершено нападение около села Гоор-Хиндах.

Реабилитация

В марте 2017 года прокуратура Дагестана признала, что убитые пастухи не были боевиками. В ноябре того же года СК возбудил уголовное дело по статье об убийстве Гасангусейновых в отношении неустановленных лиц. Муртазаали по этому делу проходит в статусе потерпевшего. Изначально расследованием дела занимались следователи в Дагестане, но затем материалы передали в центральный аппарат СК.

«Нам удалось снять клеймо с моих сыновей, что они якобы были боевиками. Но если настоящие преступники давно ликвидированы, то почему же убили моих сыновей? Ответа на этот вопрос мы до сих пор не получили. Из центрального аппарата СК мне каждые три месяца приходит письмо о том, что продлеваются сроки расследования уголовного дела об убийстве. И все», — рассказал Муртазаали Гасангусейнов.

Здание администрации города Махачкалы. Фото: Юрий Белят / «МБХ медиа»

За время расследования Муртазаали неоднократно выходил на одиночные пикеты в Махачкале с требованием провести качественное расследование убийства своих сыновей и установить виновных. В декабре 2018 года корреспондент ГТРК «Дагестан» Елена Еськина обратилась к Владимиру Путину с просьбой взять под личный контроль расследование дела об убийстве братьев. Тогда Путин признал, что впервые слышит об этом, но поручил главе СК Александру Бастрыкину взять расследование дела под личный контроль.

Параллельно с расследованием СК юристы «Комитета против пыток» добиваются привлечения к ответственности бывшего и.о. начальника полиции по Шамильскому району Ибрагима Алиева, составившего тот самый рапорт о перестрелке возле Гоор-Хиндаха.

«Мы просим возбудить уголовное дело о халатности или служебном подлоге против Алиева. Нам в этом несколько раз уже отказывали, объясняя тем, что сводка Алиева не имеет юридической силы и носит информационный характер. Однако именно на основании его рапорта впоследствии были возбуждены уголовные дела против братьев Гасангусейновых. При этом Алиев в своем документе указал ряд ведомств, которые якобы там [в спецоперации] участвовали. За свою недостоверную сводку полицейский никакой ответственности не понес. Если бы дело возбудили, то следователь мог бы обладать более широким спектром действий и улик, и впоследствии после проверки информации Алиева [мог бы] выяснить, кто [именно] там [у Гоор-Хиндаха] проводил спецоперацию», — рассказал «МБХ медиа» юрист «Комитета против пыток» Абубакар Янгулбаев.

В 2020 году Советский районный суд Махачкалы отклонил жалобу Янгулбаева на постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела против Ибрагима Алиева. Тогда Янгулбаев обжаловал это постановление, и в феврале этого года Верховный суд Дагестана отменил решение суда первой инстанции.

«Сейчас мы снова потребуем возбудить уголовное дело против Алиева. Нужно понять, из чьей информации он исходил, когда писал этот рапорт. Получается, парней либо убили по ошибке, либо полицейский подставил братьев для какой-то отчетности. В этом нужно разобраться», — говорит Янгулбаев.

«Он хотел стать полицейским»

Приходя на могилу к своим сыновьям, Муртазаали Гасангусейнов обычно делится с ними последними новостями из села. Недавно рассказал им, что в Гоор-Хиндахе скоро, наконец, построят водопровод и отремонтируют дорогу.

Муртазаали Гасангусейнов у камня с мемориальной табличкой, установленном на месте убийства его сыновей. Кадр из видео: «Крылья нации» / Youtube

Когда у Гасангусейна или Наби наступает день рождения, отец приходит на кладбище, обнимает памятник и долго плачет. А на месте убийства своих сыновей Муртазаали Гасангусейнов поставил камень с памятной надписью, построил молельню и высадил 40 деревьев.

По словам Муртазаали, его сын Наби несколько лет назад заявил, что в будущем хотел бы стать полицейским.

«Он даже сказал, что готов пойти в армию. Я не возражал. Понимаете, мои сыновья хорошо относились к сотрудникам полиции, они никогда не были на учете, участковый к ним не имел претензий. А на пастбище в палатке, где жили сыновья, висел российский флаг, я это точно помню», — добавил Муртазаали Гасангусейнов.

«Нас выслушал глава Дагестана, о нашей проблеме знает президент России. Но что, если больше никто ничего не сделает? Что, если расследование так и не будет доведено до конца?», — заключил Муртазаали. Он рассчитывает, что в скором времени виновные в убийстве его сыновей будут установлены и наказаны.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: