Ростовским оппозиционерам предлагали оружие и захват зданий. А после отказа задержали за надписи «Путин — вор» – Юг. МБХ медиа
МБХ медиа. Юг
Сейчас читаете:
Ростовским оппозиционерам предлагали оружие и захват зданий. А после отказа задержали за надписи «Путин — вор»

Ростовским оппозиционерам предлагали оружие и захват зданий. А после отказа задержали за надписи «Путин — вор»

В Ростове-на-Дону трех молодых людей (один из них несовершеннолетний) подозревают в вандализме за нанесение надписей «Путин — вор» на стены зданий, прилегающих к Ворошиловскому суду города. Знакомые обвиняемых, активисты и юристы утверждают, что провокаторы предлагали им купить оружие, наркотики и создать экстремистскую организацию. После отказа молодых людей задержали, избили и угрозами заставили поучаствовать в съемке «кино». «МБХ медиа» выяснило подробности дела, подозрительно похожего на московское дело «Нового величия».

2 апреля на таможенном посту у хутора Нехотеевка Белгородской области был задержан 26-летний страховой юрист Кирилл Скрипин. Вместе с родителями он планировал уехать на выходные в Харьков, однако во время проверки выяснилось, что его данные введены в систему МВД «Сторожевой контроль». На следующий день Ворошиловский суд Ростова-на-Дону заключил Скрипина под стражу до 23 мая как подозреваемого по делу о вандализме, совершенном группой лиц (ч. 2 ст. 214 УК РФ).

Кроме Скрипина в деле еще двое фигурантов — 16-летний школьник Алексей И. и 27-летний пианист Михаил Селицкий. Последние были участниками нашумевшего видео, которое ФСБ распространило в конце марта. На нем они, а также предположительно уволенный за митинги в поддержку Алексея Навального школьный учитель Денис Фаткуллин (сейчас он проходит свидетелем по делу) рассказывают, что готовили нападения на отделы полиции и другие здания, а их действия модерировались в чате из Польши. Подозреваемым грозит до трех лет колонии

«Наши»

На волне январских протестов в поддержку Навального в мессенджерах появились десятки чатов, в которых сторонники оппозиции обсуждали происходящее в стране. Одним из них был телеграм-чат #РостовДействуй, в котором на пике состояло не более 30 участников. Как рассказала «МБХ медиа» активистка и участница чата Вероника Горецкая, именно там будущие фигуранты дела познакомились и назначили реальную встречу. Они погуляли, расклеили самодельные листовки, сделали на стенах зданий несколько надписей «Путин — вор» и «Свободу политзаключенным».

Иллюстрация: «МБХ медиа»

«Мы начали ходить на встречи, знакомиться и поняли, что приходят одни и те же пять-шесть человек, а самые активные [участники чата] придумывают неубедительные отговорки. Тогда мы решили от них отгородиться и создать свой чат „Наши“. Там должны были состоять только те, кто ходит на встречи, за неделю собралось 12 человек», — рассказала она.

Несмотря на жесткий отбор, в чате оказались как минимум два человека, которых члены группы считают провокаторами и сотрудниками полиции.

По словам сторонницы движения «Солидарность», знакомой Скрипина Татьяны Спорышевой, участники чата действительно придерживались оппозиционных взглядов, но к акциям не готовились и просто обсуждали события в стране.

«Ребята использовали чат для общения, но туда просочились несколько провокаторов, которые все время предлагали им то купить оружие, то создать сеть организаций по всей области. Когда ребята поняли, что они провокаторы — удалили их из чата, но было уже поздно», — сказала Спорышева «МБХ медиа».

Обед «экстремистов»

Вероника Горецкая рассказала, что «Иван» и «Кирилл», которых они подозревают в работе на Центр «Э», все время предлагали им заниматься незаконной деятельностью: «Когда в марте активность в нашем чате утихла, провокаторы стали пытаться вывести нас на живое общение. Человек, который представился Кириллом, военным, с самого начала убеждал нас купить оружие и вызвал на встречу самых молодых участников — меня и 16-летнего Алексея И. В чат его когда-то добавил Алексей, не зная, что он провокатор».

Активистка Вероника Горецкая. Фото: личный архив

Встреча тройки прошла в «Макдоналдсе» в центре Ростова-на-Дону и длилась больше пяти часов. «Он вербовал нас на покупку боевого оружия, выстраивание экстремистской системы с филиалами в области, подговаривал на телефонный терроризм. Рассказывал, что если поднять восстание, то его знакомые военные тоже к нам присоединятся. Предлагал захватывать полицию, правительство, другие здания. Мы и раньше подозревали, что он мутный, но тогда все стало на свои места. Потом мы вычислили, что номер, на который зарегистрирован аккаунт, принадлежит другому человеку и нашли фото Кирилла в полицейской форме. Все стало на свои места», — рассказала Горецкая.

«Сейчас будем снимать кино»

После встречи Кирилла из чата удалили, а остальной актив группы продолжил ходить на реальные встречи. 24 марта четверых участников чата — саму Горецкую, Алексея И., Михаила Селицкого и Дениса Фаткуллина задержали. Именно тогда и было записано видео, которое потом было опубликовало как чистосердечное признание задержанных.

Иллюстрация: «МБХ медиа»

По словам Горецкой, вчетвером они гуляли в торговом центре «Горизонт», после чего решили пройтись по улице. В какой-то момент они заметили за собой слежку, а через несколько минут их задержали во дворах недалеко от Ворошиловского суда.

«Нам выкручивали руки и угрожали. Когда Алексей попытался вырваться, его ударили лицом о багажник и разбили лицо. У меня руки были в синяках. У меня был болезненный вид, мне выписали штраф за найденные в рюкзаке листовки, забрали телефон и отпустили с намеком „типа увидимся“, а ребят оставили в отделении. Селицкого арестовали за сопротивление при задержании, Алексея два дня держали в участке и записали видео, которое потом облетело весь интернет», — рассказала Горецкая.

По данным Спорышевой, обыски прошли у семи участников чата: у задержанных 24 марта, Кирилла Скрипина и еще двух человек. Юрист Скрипин, который иногда участвовал в оппозиционных акциях и защищал в суде задержанных на митинге 31 января, отказался говорить что-либо на видео. Он также рассказал Спорышевой, что всем задержанным давали подписать уже готовые показания. Ему также предлагали дать показания против шестнадцатилетнего Алексея И. и назвать его организатором группы.

Активистка Татьяна Спорышева. Фото: личный архив

«К Скрипину вообще ворвались ночью с автоматом и в камуфляже. Изъяли всю технику и увезли на допрос, но ничего криминального не нашли. После допроса сотрудник Центра „Э“ сказал Кириллу, что он теперь подозреваемый по уголовному делу и принес в кабинет камеру со словами: „У меня для тебя сюрприз, сейчас мы будем снимать документальное кино“. Кирилл сказал, что ему не в чем раскаиваться и он не собирается ничего говорить. Видимо, ребят им удалось склонить к этому. На записи видно, что они говорят не своими словами», — считает Спорышева.

Пианист Михаил Селицкий рассказал «МБХ медиа», что перед записью видео им угрожали большими сроками: «Давали подписывать готовые показания, я их максимально скорректировал, но часть показаний корректировать отказывались и начинали угрожать. Например, где я говорил, что Алексей И. никаким организатором не являлся, не руководил и заданий никому не давал. Мы вместе решали и просто мирно встречались».

«Действуя из мотивов политической ненависти»

Страховой юрист Кирилл Скрипин. Фото: личный архив

Кирилл Скрипин — тот самый юрист, отказавшийся давать показания против себя и участвовать в съемке «кино» — единственный из фигурантов дела, который находится в СИЗО. Алексей И. и Селицкий отпущены под обязательство о явке. 8 апреля Скрипину предъявили обвинение, документ в фейсбуке опубликовала его адвокат Ирина Гак. В нем говорится, что подозреваемые «осквернили здания и обезобразили их внешний вид, действуя из мотивов политической ненависти». Скрипин себя виновным не признал. На днях Гак опубликовала фото надписей на стенах, которые до сих пор не стерты.

«Если надпись так сильно осквернила жилой дом, нарушила общественный порядок, что понадобилось посадить Кирилла в тюрьму, то почему за 25 дней, прошедших с момента преступления, ее никто особо не старался стереть?», — написала она.

По мнению директора информационно-аналитического центра «Сова», члена СПЧ при президенте Александра Верховского, дело вполне может дойти и до статьи «Организация экстремистского сообщества» (ст. 282.1 УК РФ), по которому судили и членов «Нового величия».

«Экстремистское сообщество — это сообщество людей, собравшихся совершить хотя бы одно преступление экстремистского характера, к которым, с точки зрения законодательства, относится и вандализм по мотивам политической ненависти. Если группа товарищей объединилась, чтобы написать лозунг, то этого уже достаточно для сообщества, если у них при этом можно обнаружить устойчивую структуру. В деле „Нового величия“ все было очень плохо с содержательной стороны, а тут хотя бы лозунг на стене нарисован», — сказал он.

Иллюстрация: «МБХ медиа»

Верховский также считает, что статья УК РФ «Вандализм», которую вменяют задержанным, может трактоваться по-разному.

«Существующие разъяснения говорят, что квалификация дела зависит от ущерба зданию. Далее нужно понять — это просто вандализм или вандализм по мотивам политической ненависти. Надпись „Путин — вор“ может не иметь ничего общего с политикой, а относиться к коррупции, например. Это должно быть предметом экспертизы. Здесь главная проблема в том, определять ли всякое рисование на стенах как вандализм или нет. На уровне здравого понимания не кажется, что они нанесли существенный ущерб зданию. Это несколько притянуто», — сказал Верховский.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: