Продать Электроцинк. Сколько стоит самый токсичный завод Северного Кавказа – Юг. МБХ медиа
МБХ медиа. Юг
Сейчас читаете:
Продать Электроцинк. Сколько стоит самый токсичный завод Северного Кавказа

Продать Электроцинк. Сколько стоит самый токсичный завод Северного Кавказа

Продажа

Во Владикавказе 2 июня легендарный завод цветной металлургии «Электроцинк» был выставлен на продажу. Некогда крупнейшее предприятие Северной Осетии Уральская горно-металлургическая компания (УГМК) оценила его в 1,2 млрд рублей. Согласно объявлению на «Авито», покупатель завода станет обладателем 3 земельных участков общей площадью в 64,4 га, 216 зданий, общей площадью 432,5 тысяч кв. м, 141 транспортного средства, более 4,5 тысяч единиц оборудования и железной дороги. Кроме этого, автор объявления включает в основные преимущества будущей покупки «наличие во Владикавказе большого количества квалифицированных рабочих кадров», а также большой запас мощностей по всем видам коммуникаций и низкую стоимость электроэнергии.

История

Завод начинал свою деятельность в 1898 году как небольшое горно-химическое предприятие. Первый цинк был получен там еще в 1904 году. В январе 1934 года на заводе был получен первый в СССР электролитный цинк, после чего предприятие получило новое название — «Электроцинк».

С началом Великой Отечественной войны завод перешел на обслуживание оборонных заказов и производство запчастей сельскохозяйственной техники. К 2000-м годам производство было практически остановлено, предприятие оказалось на грани банкротства. Однако в самом начале 2004 года официальным владельцем завода стала Уральская горно-металлургическая компания. Уже к сентябрю 2006 года выручка «Электроцинка» составляла 165,3 млн долларов, а чистая прибыль — 35,7 млн долларов. Несмотря на внушительные размеры дохода, получаемого предприятием на территории Северной Осетии, основная доля налогов уходила в Свердловскую область, где находится штаб-квартира УГМК.

Фото: Агунда Ватаева / «Юг. МБХ медиа»

Пожар

В ночь на 21 октября 2018 года на территории завода загорелось здание электролитного цеха. В тот же день местные жители начали жаловаться на кашель и головные боли. Большинство горожан стали стихийно покидать Владикавказ, образуя огромные пробки на выезде. Обеспокоенные жители Северной Осетии требовали от чиновников незамедлительно принять меры, но республиканские власти отказались ввести режим чрезвычайного положения, уверяя, что пожар не несет никакой угрозы.

«Я считаю, что опасности для жизни и здоровья граждан, в том числе детей, на сегодня нет. На этот час угрозы не вижу», — заявил во время тушения глава регионального управления Роспотребнадзора Алан Тибилов.

21 октября к 15.00 возгорание было ликвидировано, но в ходе тушения под обломками обрушевшейся стены погиб пожарный. В результате работа предприятия была приостановлена. По словам гендиректора «Электроцинка» Игоря Ходыко, возобновить производственные процессы на заводе планировали через 6−8 месяцев — после восстановления пострадавших от огня площадей.

В январе 2019 года по результатам 60 экспертиз и 600 опросов свидетелей Следственное управление СКР по Северной Осетии заключило, что причиной возгорания в цехе электролиза стал поджог. Несмотря на это, следователям до сих пор не удалось найти виновных.

Борьба

С конца 2000-ых жители Владикавказа вели безуспешную войну с заводом-монстром. «Электроцинк» был построен в промышленном районе, но спустя время из-за расширения города предприятие оказалось в зоне жилой застройки. До консервации оно считалось заводом первого класса опасности.

Обороты производства цинка, свинца, кадмия и серной кислоты нарастали, а вместе с ними и количество вредных выбросов в атмосферу. В октябре 2009 года из-за очередного мощного выброса окиси серы над Владикавказом повисла густая пелена. Тогда многие местные жители отметили у себя головные боли и першение в горле. Представители «Электроцинка» объяснили выброс вводом нового оборудования, а не аварийной ситуацией.

Удручающая экологическая ситуация в Северной Осетии спровоцировала появление в республике целого движения «СтопЭлектроцинк». Активисты регулярно фиксировали выбросы токсичных промышленных отходов на территории не только Северной Осетии, но даже и соседней Ингушетии. На протяжении 10 лет противники «Электроцинка» регулярно выходили с пикетами на улицы Владикавказа, создавали в сети петиции за закрытие завода, обращались к властям с требованием повлиять на ситуацию. Чиновники Северной Осетии, а также же работники самого предприятия не разделяли позицию «СтопЭлектроцинка» и считали, что проблема экологического вреда, наносимого заводом, преувеличена, а его история и значение для жителей всей республики недооценены.

«Я раз и навсегда вам говорю: во-первых, „Электроцинк“ — это история нашего народа. Каждая вторая пуля в войну была вылита из нашего свинца. Это судьба нашего народа! Бог нам дал это для того, чтобы мы этим пользовались, и мы пользуемся», — так уже в 2014 году руководитель республики Таймураз Мамсуров прокомментировал скандал вокруг завода, спровоцированный очередным выбросом. Тогда же глава Северной Осетии заявил, что «дым от шашлыка вреднее», чем выбросы «Электроцинка» в атмосферу: 

«Когда челябинские металлурги пашут (а таких технологий у них нет), они зарабатывают деньги в поте лица для федерального бюджета, а мы хотим закрыть все, нигде не работать, а гадить нашу природу шашлыком. Дым от шашлыка вреднее, чем те выхлопы, о которых вы здесь печетесь. Так что нам нужно вкалывать, заниматься тем, что нам дал Бог. Почитайте Библию, Коран, Тору. Нам эти недра даны для того, чтобы на них вкалывать».

Только в 2016 году врио главы Северной Осетии Вячеслав Битаров заявил в интервью ТАСС о том, что планирует закрыть вредное предприятие: 

«Я буду настаивать на том, чтобы в ближайшее время особо вредное свинцовое производство прекратило свою деятельность на территории Северной Осетии».

«Сейчас мы не получаем средств от предприятия в региональный бюджет. Налоги отчисляются в головную компанию, которая находится за пределами Северной Осетии. Это неправильно», — подчеркнул Битаров.

Фото: Агунда Ватаева / «Юг. МБХ медиа»

Протест и закрытие

После пожара на заводе жители Осетии стали особенно активно обсуждать закрытие «Электроцинка». Мэр Владикавказа Махарбек Хадарцев предложил закрыть завод и перенести вредное предприятие на Урал. Советник главы республики, профессор СОГУ Тамерлан Камболов создал петицию на имя президента Владимира Путина с требованием немедленно прекратить деятельность «Электроцинка» — ее подписали 20 тысяч человек.

Известный в Осетии оперный певец и активист Вадим Чельдиев в соцсетях публиковал видеообращения, призывая жителей республики собраться на массовом «чаепитии» против «Электроцинка» в центре Владикавказа. По словам самого Чельдиева, тогда на стихийной акции протеста собралось около 2 тысяч человек. Собравшиеся у Дома Правительства призывали к переговорам главу республики Битарова. К вечеру того же дня он вышел к протестующим. В процессе обсуждения дальнейшей судьбы «Электроцинка» глава Северной Осетии согласился с тем, что деятельность завода не может быть возобновлена. При этом Битаров подчеркнул, что «завод может закрыться только в двух случаях: с согласия владельца, второе — по решению суда». Акция протеста прошла мирно, никто из участников схода не был задержан силовиками. По итогам схода была создана комиссия по рассмотрению вопросов дальнейшей деятельности «Электроцинка». В комиссию вошли активисты протеста, в том числе главный организатор акции Чельдиев.

25 октября 2018 года депутаты парламента Северной Осетии единогласно поддержали требование остановить работу завода. Все производственные процессы на предприятии были окончательно остановлены 30 апреля 2019 года. И если на 1 января 2018 года на предприятии насчитывалось 1800 работников производства — после остановки завода они были переведены в режим простоя с сохранением 2/3 средней зарплаты — то в мае 2019 года от этого числа сотрудников было сокращено 63%. Так 1128 сотрудников «Электроцинка» стали безработными.

Видео: Ossetia News / Telegram

Клинкер

В 2004 году, на момент покупки холдингом УГМК завод имел обременения в качестве металлургических отходов на двух площадках: на территории самого завода во Владикавказе и на специально выделенной территории. На тот момент масса клинкера (продукт, получаемый в результате обесцинкования различных цинксодержащих продуктов процессом вельцевания — прим. «Юг.МБХ медиа») на первой площадке составляла 1,5 млн тонн, а на второй — 1,8 млн тонн. После консервации предприятия проблема хранения клинкера стала основной для «Электроцинка».

В металлургии клинкеры разделяют на «богатые» и «бедные», что обусловлено исходным сырьем и технологическими особенностями его переработки. «Богатым» он считается, если содержит высокое количество меди, золота и серебра. Если же содержание меди и драгметаллов в клинкере низкое, его называют «бедным». Перерабатывать такие отходы не только нецелесообразно, но и убыточно. Именно такими являются отвалы клинкера с «Электроцинка».

По данным «Интерфакса», с момента приобретения завода УГМК весь текущий клинкер направлялся на медеплавильные предприятия УГМК для переработки. На промплощадке самого «Электроцинка» размещены отходы, образованные за период работы завода с 1935 по 2003 годы.

«Есть два варианта — переработать клинкер на месте. Второй — его перевозка, чем и занимается сегодня УГМК, но дозы, которыми он вывозит — 30 тысяч тонн в год — это мизер, надо 100 лет, чтобы очистить территорию от этого отхода», — рассказал в декабре 2018 года член правительственной комиссии, зампредседателя Общественной палаты Северной Осетии, эколог Иван Алборов.

После процесса консервации завода представители «Электроцинка» несколько раз пытались доказать в суде, что горы клинкера является не отходами производства, а товарной продукцией, для манипуляций с которой не нужно специальных документов. Завод намеревался обжаловать предписания Росприроднадзора о проекте рекультивации и инвентаризации лежалого клинкера на территории завода, апеллируя тем, что УГМК приобрела «Электроцинк» с уже существующими отвалами клинкера, накопленными за несколько десятков лет, а все отходы, образованные с 2004 года, направляли на предприятия Уральского промышленного региона.

В феврале 2020 года Битаров заявил, что после остановки завода «проблемной точкой» стали отвалы клинкера общей массой более 1,5 млн тонн. Тогда же Битаров поручил правительству республики подготовить проектно-сметную документацию, чтобы приступить к рекультивации территории с отходами в 2021 году. Таким образом, новому обладателю «Электроцинка» за 1,2 млрд рублей достанется не только само предприятие, но и еще более 1,5 млн тонн клинкера, требующего обязательной утилизации.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: