«Критиковала власть на дебатах». Что говорят свидетели обвинения по делу Анастасии Шевченко – Юг. МБХ медиа
МБХ медиа. Юг
Сейчас читаете:
«Критиковала власть на дебатах». Что говорят свидетели обвинения по делу Анастасии Шевченко

«Критиковала власть на дебатах». Что говорят свидетели обвинения по делу Анастасии Шевченко

На очередном заседании по делу Анастасии Шевченко в Октябрьском районном суде Ростова-на-Дону допрашивали сотрудника прокуратуры Николая Скачкова и доцента ЮФУ Александра Басана. Первый рассказал подробности проверки по второму административному делу подсудимой, второй — как писал на нее жалобу из-за критики властей.

Первым допрашивали старшего помощника прокурора Октябрьского района Николая Скачкова. Он занимался вторым административным производством против Шевченко.

Отвечая на вопросы прокурора Кристины Кузьмичевой, свидетель рассказал, что в мае 2018 года поступило обращение от НОДовца Алексея Шильченко по поводу мероприятия «Открытой России» в бизнес-центре «Ростовский». Там участники организации проводили семинар «Открытые выборы». Прокуратура организовала проверку и привлекла к ней полицейских.

Фото: «Юг. МБХ медиа»

Свидетель утверждает, что он прибыл в это здание, где было много людей, а «на большом экране вещались какие-то мероприятия». Само место сбора было организовано Шевченко, говорит Скачков. Сотрудники прокуратуры получили объяснения от собственников помещения, которые пояснили, что не владеют ситуацией. Дальнейшая проверка помогла установить, что «Открытая Россия» является НКО, а ее деятельность на территории РФ признана нежелательной. Это подтверждалось распоряжением, опубликованным на сайте Генпрокуратуры и Министерства юстиции.

Скачков получил объяснения от Шевченко. После этого он изучил сайт «Открытой России» и установил, что это та самая нежелательная организация. В разделе с координаторами он узнал, что координирует деятельность в Ростовской области именно Анастасия Шевченко. Тогда против нее возбудили дело по статье 20.33 КоАП РФ (осуществление деятельности нежелательной организации на территории РФ, — «Юг. МБХ медиа»).

«Мне удалось установить, что ранее Шевченко уже привлекалась по этой статье прокуратурой Таганрога. „Открытая Россия“ усердно осуществляла деятельность, и большая ее часть выпала на наш Октябрьский район. Были возбуждены аналогичные дела, по которым привлекались сестры Зенины, Кладовой и Руденко. Последний вообще не отрицал своей принадлежности и не возражал против привлечения к административной ответственности», — пояснил свидетель.

Фото: «Юг. МБХ медиа»

Скачков рассказал, что доводы Шевченко касательно нежелательности другой «Открытой России» были опровергнуты в ходе административного производства. Он объяснил, что нашел достаточно много информации о ней на сайте движения.

— Сам текст решения о признании нежелательной деятельности «Открытой России» вам был доступен в момент проверки? — начал допрос адвокат Шевченко Сергей Бадамшин.

— Не понял.

— Не поняли мой вопрос? Ладно, немножко уйдем тогда в ликбез… У нас принимается решение о признании нежелательной деятельности какой-либо международной организацией кем?

— Генеральной прокуратурой.

— Вы запрашивали его оттуда?

— Нет. Это вышестоящая прокуратура. Есть сведения, которые размещены на их сайте. Была опубликована информация у них и на сайте Минюста. Там есть весь перечень нежелательных организаций.

— Вы сказали, что она зарегистрирована в Великобритании.

— Предположительно.

— Предположительно или утвердительно? Вы только что на вопрос прокурора ответили утвердительно.

— Согласно уставу, зарегистрирована на территории Великобритании.

Адвокат Сергей Бадамшин. Фото: Агентство «Москва»

Бадамшин попросил том дела, в котором есть копия устава и направился к трибуне, с которой отвечал на вопросы свидетель. Защитник представил устав «Открытой России» свидетелю и попросил указать на сведения о регистрации движения в Великобритании. Скачков сказал, что видел их на сайте Минюста, но Бадамшин напомнил, что исследуют они конкретно те материалы, на которые он сослался.
— Вижу вот Хельсинки, Таллин…

— А это Великобритания?

— Да нет… Ну по уставу я могу ошибаться. Я помню, что четко было это прописано на сайте Минюста.

— Обратите внимание, этот устав на каком языке?

— На российском.

— На русском, то есть. У нас российского языка пока нет. Русский — официальный государственный язык России. Официальный язык Великобритании вам известен?

— Ну да.

— Какой?

— Английский.

— В соответствии с пунктом 1.2 движение на какой территории осуществляет свою деятельность и в соответствии с каким законодательством?

— На территории Российской Федерации в соответствии с ее законодательством и Конституцией.

— Кто может быть участником этой организации?

— Только граждане Российской Федерации.

— А граждане Великобритании?

— В соответствии с уставом, видимо, нет.

Свидетель пояснил, что Шевченко была координатором «Открытой России». Адвокат спросил, откуда ему это известно. Скачков пояснил, что зашел на сайт движения, и в разделе «координаторы» ему высветилась она. Бадамшин показал ему документы, согласно которым в тот период координатором была Елена Меньшенина.

— Вы сейчас говорите неправду, там такого нет.

— У вас сейчас есть доступ к сайту? Уверен, что нет.

— Спорим? Могу сейчас сделать.

— Поменять URL?

— Нет, достаточно воспользоваться техническим устройством.

— У меня нет таких технических устройств.

— Как вы отличили Open Russia Civic Movement от ОСД «Открытая Россия» Великобритания во время проверки? Как определили, что это именно та самая организация?

— По наименованию…

— А во время конференции были иные организации, кроме «Открытой России»?

— Не помню, я в ней не участвовал.

После этого защита огласила показания в части противоречий, связанных с датой мероприятия, и отпустила свидетеля.

Анастасия Шевченко. Фото: Василий Дерюгин / Коммерсантъ

Вторым допрашивали доцента Южного федерального университета Александра Басана. Его допрос продлился всего 15 минут.
«Дело было три года назад, соответственно я некоторые позиции мог забыть или немножко перепутать, поэтому для начала хочу заявить, что как я написал в этой жалобе, так оно и было. Знал, что выходит на дебаты „Открытая Россия“, финансируемая Ходорковским», — начал свидетель.

Он показал, что изучил комментарий генпрокуратуры про нежелательные организации, которые «дестабилизируют обстановку в стране, обесценивают выборы президента и могут нанести ущерб конституционным правам граждан и государственности».

Басан увидел рекламу о готовящихся дебатах в таганрогском ресто-клубе «Октябрь» на странице Шевченко в «фэйсбуке». Он пошел на это событие, где посмотрел дебаты Шевченко с представителем «Единой России» и снял происходящее на телефон. Он знал, что «Открытая Россия» признана нежелательной и решил написать заявление в прокуратуру. Источник слов представителя генпрокуратуры свидетель привести не смог, зато смог рассказать, что Шевченко на дебатах критиковала власть.

— Вы сказали, что была критика власти. А призывов к нарушению общественного порядка не было?

— Нет, ни к каким активным действиям никто не призывал, но власть критиковали.

— А вы как считаете, критика допустима в отношении власти?

— Ввиду того, что Анастасия Шевченко представляла нежелательную организацию, я свою позицию изложил в своей жалобе с предположением, что она нарушает КоАП. В этом мой ответ вам.

— Вы от него уклонились.

— Я не могу давать оценку.

После этого свидетеля отпустили, а гособвинитель зачитала показания ульяновских активистов и сотрудников гостиницы «Аура», в которых они просто рассказывали о прошедшем мероприятии «Открытки» и подтверждали участие в нем Шевченко. Эти свидетели не явились в суд, поэтому обвинение решило обойтись оглашением их показаний на предварительном следствии.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: