Как в храме, где никогда не было купола, хранится самый дефицитный товар в Чечне – Юг. МБХ медиа
МБХ медиа. Юг
Сейчас читаете:
Как в храме, где никогда не было купола, хранится самый дефицитный товар в Чечне

Как в храме, где никогда не было купола, хранится самый дефицитный товар в Чечне

Абсолютное большинство жителей Чечни исповедуют ислам. По правилам, покойника хоронят в день его смерти до захода солнца. Гроб в исламе не требуется, так же как и многие другие похоронные атрибуты, к которым привыкли православные в других республиках России. Война разрушила в Чечне не только дома, но и уклад жизни, после нее умер и последний похоронный сервис для православных. Сейчас найти гроб, крест и венок можно только в одном месте. Но добраться туда могут не все.


Эта история — часть авторского проекта редактора «МБХ медиа» Екатерины Нерозниковой. Полную версию проекта «Нам здесь умирать» можно увидеть тут. Истории были записаны в период с 2017 по 2020 год во время работы в Чечне. Автор выражает благодарность Юлии Орловой, без которой эти истории никогда не были бы записаны.

В центре Грозного, через дорогу от высоток «Грозный-сити», резиденции главы республики и цветочного парка, стоит церковь Михаила Архангела. Это единственная православная церковь в городе, да и вообще в республике, где можно встретить много людей. На праздничные службы сюда приходят 30−40 человек, в основном приезжие военные. На Пасху тут набирается до ста человек.

В церкви есть лавка, где можно купить свечи, иконки и нательные крестики. Никаких похоронных принадлежностей тут нет — ни гробов, ни венков. Местные православные вспоминают, что в 2015 году отец Григорий занимался вопросом похорон и даже привозил в храм похоронные принадлежности. Это продлилось недолго — в 2016 году инициативного батюшку перевели работать в Дагестан, на его место пришел отец Сергий, который вопросами похорон не занимался.

Отец Сергий тоже пробыл здесь недолго — через несколько месяцев после нападения на храм в 2018 году его перевели в другую республику. Нападение было совершено во время службы — один прихожанин был убит во дворе храма, еще один был тяжело ранен. Он вместе с отцом Сергием помогал держать двери в храм, где было чуть больше десяти пожилых прихожан. Убитый прихожанин был в итоге похоронен на территории храма — под большим деревом, прямо за церковью, в десяти метрах от места, где умер.

В 2018 году власти республики объявили — скоро в Грозном появится новый, большой храм, под него отдадут два гектара земли. А старый — храм Михаила Архангела — превратят в музей. Строительство пока что не началось, да и непонятно, зачем новый храм в городе, где с каждым годом все меньше православных. Но храм построить все еще хотят — а о возврате похоронной конторы так никто ничего и не слышал.

Сейчас в грозненском храме служит отец Амвросий, монах, который до этого восемь лет прослужил в Наурском районе. Станица Наурская традиционно считается «русской». Такой же «русской» считается станица Шелковская. В обеих станицах есть православные храмы, но только в Науре можно найти самый дефицитный в Чечне товар — гробы, венки и могильные кресты.

Нина Крымова — улыбчивая седая женщина с коротко стрижеными волосами, ведет нас в старый наурский храм. Не так давно в станице построили новый — большой, красивый, вплотную к районному РОВД. Сейчас это самый большой храм в Чечне. Вход на его территорию обычно закрыт на замок, открывают его только по праздникам. Старый храм оставили как склад. Сложно сразу догадаться, что тут когда-то была церковь — на небольшом здании нет и не было купола, а колокола висят во дворе на какой-то странной раме, которая похожа на часть от детской игровой площадки. Рамзан Кадыров предлагал отцу Амвросию поставить на храм купол, но он решительно отказался, сказал, что храм нужен новый.

Нина заводит нас внутрь бывшей церкви и показывает ассортимент. Тут разные гробы, стоят от пяти до десяти тысяч. Кресты стоят в среднем полторы-две тысячи рублей. Небольшой пластиковый крест, который прибивают на крышку гроба, продают за двести рублей, покрывало — от 300 до тысячи. Гробы и кресты стоят в одной комнате без окон, в другой, более светлой, стоят венки, а на полках — банки с соленьями. Самый дешевый венок — 800 рублей, самый шикарный — три тысячи. Довезти гроб до Грозного стоит три тысячи рублей, и водители часто помогают довезти тело до кладбища.

Отец Амвросий недавно начал заниматься проблемой похорон в Грозном — он сам звонит Нине, когда кто-то из прихожан умирает, говорит, что нужно привезти в город. До этого нужно было добираться в Наур своим ходом. Но проблему решить не получается — сам отец Амвросий говорит, что копать могилы особо некому.

— Сейчас некому даже гроб нести. Три, четыре человека есть обычно на похоронах. Вам в России сложно такое представить, а у нас так есть, — рассказывает Михаил, постоянный прихожанин церкви Михаила Архангела.

Иллюстрация проекта "Нам здесь умирать"
Могилы во дворе. Иллюстрация проекта «Нам здесь умирать»

Сейчас хоронить все равно легче, чем в послевоенные годы. В начале 2000-х многие собирали гробы из того, что было под рукой. Татьяна вспоминает, как ее муж Леня делал гроб для ее же матери — нашел доски, которые остались от продуктового ларька, на Березке (микрорайон в Грозном, относится к Старопромысловскому району) и из них сколотил ящик. Крест тоже сделал из досок. Потом его начали звать другие — чтобы копал могилу. Леня и сейчас копает могилы.

Про похороны во время войны почти никто не говорит. В основном хоронить на кладбищах было запрещено, покойников закапывали прямо во дворе. Тех, кто умер далеко от дома, могли и не найти — трупы долго лежали на улицах, часто их растаскивали собаки. Почти что в каждой семье в Чечне пропали родственники, их тела так и не были найдены.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: